Welcome To Travel Professional Magazine
 

МАДАГАСКАРСКИЕ КАНИКУЛЫ, ИЛИ КАК СПАСТИСЬ ОТ ФОССЫ

Когда сердце просит чего-то экстраординарного и экзотического, значит, пришло время для новой поездки. Минут 15 медитации на глобус – и мой выбор падает на Мадагаскар. Тот самый, из мультфильма об эксцентричных животных нью-йоркского зоопарка. А что, я не против! И чтобы вдруг не передумать, покупаю авиабилет…

Подготовила Марина Казакова 
Путешественница я бывалая, поэтому выбрала дневной рейс в Антананариву со стыковкой в Париже. Лайфхак для тех, кому предстоит долгий перелёт: дневные рейсы позволяют легче адаптироваться в месте прибытия, потому что прилетаешь вечером и сразу отдыхаешь. 
Мой самолёт приземлился в аэропорту Ивато в 23.40. Аэропорт настолько невелик, что от трапа к зданию я шла пешком и по пути имела возможность замереть в немом восторге, взглянув на ночное небо южного полушария. Вместо привычной нам Большой Медведицы путь освещает Южный Крест: я осознала, что нахожусь на другой части нашей планеты! 
В аэропорту меня встретил гид Жульен. К моему счастью – англоговорящий, поскольку ни французского, ни малагасийского я не знаю (это два языка, которые в ходу на Мадагаскаре). В отель ехали довольно долго по мало освещённой дороге, и вот, наконец, оказались в столице Антананариву, или Тана – как её любя называют местные жители. 
Первые впечатления от города? Встретились девушки древнейшей профессии и люди с внешностью, говорящей об уголовном прошлом (а возможно, и будущем). Но выводы делать ещё рано, и уж точно лучше рассматривать новую страну, хорошенько отоспавшись с дороги.

Очень важный Индри 

Национальный парк Андасибе – первый пункт в моей программе, ведь именно здесь обитают лемуры! По пути ненадолго заезжаем на ферму к хамелеонам. Кстати, на Мадагаскаре обитает одна треть «планетарного запаса» этих рептилий. После того, как я накормила их кузнечиками, мы быстро поладили. 
Это первое экзотическое знакомство преисполнило меня прямо-таки детской радостью, но то ли ещё подготовил следующий день! Я имела честь «пообщаться» с самым крупным лемуром на Земле – Индри. На алагасийском языке значит «вот он», а местные жители называют его «бабакото». 
Любопытный факт: соединившись в пару, самец и самка индри вместе… поют. Этим они защищают свою территорию. Иногда к их дуэту присоединяются и детёныши. Индри очень игривы и веселятся ещё больше, когда им дарят фрукты. Общение с животными – к тому же такими добрыми и диковинными – невероятно заряжает и, кажется, даже меняет в лучшую сторону. Длинный путь на Мадагаскар однозначно стóит этих ощущений! 
Дальше в программе – ночная слежка за лемурами. Кстати, в переводе с латинского «лемур» означает «призрак ночи». Удача улыбнулась нам: мы встретили мадагаскарскую руконожку, или, как её ещё называют, «ай-ай». Несмотря на милое название, малагасийцы считают, что эти создания помогают злым духам, и потому истребляют их. 
Да, аборигены здесь верят в богов природы и поклоняются деревьям. Это вызывает у меня мурашки по телу. Собственно, всё по плану. По моему экстраординарному и захватывающему плану! 

Ночные крики над фанерой 

Дальше мой маршрут вёл на запад. Чтобы сэкономить время и не трястись по просёлочным дорогам, к коим я, городская девушка, равнодушна, в Мурундаву я полетела на самолёте и на пару дней остановилась в здешнем национальном парке Киринди форест
И тут сельская романтика меня догнала: жить пришлось в фанерных домиках, без электричества (его включают на час утром и вечером) и с минимальными удобствами. Но зато ночью слышны все звуки леса! Крики лемуров, ночных птиц, перебежки ящериц по крыше… Я впитывала каждый звук, шорох – «якорила» состояние. С удивлением осознала, что не такая уж я и городская! 
Здесь же со мной приключилась одна интересная история. Назову её «Моя шляпа и фосса». Мне посчастливилось на расстоянии вытянутой руки увидеть крупнейшую мадагаскарскую хищницу! Внешне она похожа на большую мускулистую кошку, килограммов этак на 10-12. Животное невероятно красивое и зубастое. 
При чём здесь моя шляпа? Она, видимо, чем-то приглянулась фоссе. Защищать мой головной убор пришлось всей толпой – с участием гида и других туристов. Признаться, у нас не было бы шанса против животного, способного преследовать свою добычу на ветвях деревьев. Спасло только то, что фосса… обиделась на нас и ушла. 

Адреналин в каменном лесу 

На следующий день я отправилась исследовать занесённые в ЮНЕСКО природные достопримечательности. Первый в списке – уникальный природный заповедник Цинги-де-Бемараха. Это каменный лес, состоящий из большой гряды скальных зубцов и гребней длиной до 50 метров, которые образовались в результате эрозии. Миллионы лет назад здесь был океан, затем он обмелел, и под силой ветров и дождей порода разрушилась настолько, что остались только торчащие остроконечные пики. 
Экскурсия с гидом-проводником по лесу заняла около 5 часов. Здесь нет привычных троп, идти приходится по выступающим пикам скалы. К слову, термин «цинги» в переводе с малагасийского означает «ходить на цыпочках». И действительно, ступать приходилось буквально по острым выступам скал. Очень выручили ботинки с грубой подошвой и перчатки. В начале маршрута я надела страховочный пояс с карабинами и на самых опасных участках пристегивалась ими к перилам-тросам. 
Сначала тропа шла сквозь пещеры и ущелья. В некоторых местах приходилось проходить вприсядку или втягивать живот, чтобы протиснуться. Самый опасный участок маршрута – затяжной подъём к вершине через гряду скал. Именно здесь карабины очень выручали. Я думала, что уже видела в своей жизни опасные горы, но я ошиблась… 
Стоя над ущельем глубиной в 45 метров, я ощущала страх и адреналин каждой клеточкой тела. Нам предстояло перейти навесной мост над пропастью – тот самый, который двигается во время ходьбы. Вернуться тем же путём было невозможно, выход один – продефилировать над острыми сталагмитами высотой 20-30 метров. Шаг за шагом, медленно, чувствуя биение сердца в висках, я это сделала! 
Наградой за отвагу стал потрясающий пейзаж с очертаниями острых скал и встреча с редчайшим из лемуров – белоснежным. Он обитает в столь отдалённых местах ради своей безопасности. 

Закат на миллион оттенков 

На Мадагаскаре есть знаменитая Аллея баобабов, занесённая в список ЮНЕСКО. Адансония Грандидье – один из шести видов баобабов, растущих на острове, – находится под угрозой исчезновения. Некоторым деревьям по 800 лет! На закате Аллея особенно красива, поэтому по вечерам здесь очень много туристов. 
Дорога к Аллее одна, и все искатели впечатлений, прибывшие на пароме, выезжают по ней одновременно. К счастью, мой водитель занял в этой гонке лидирующую позицию и мчал что было автомобильных сил. Мы приехали первыми, и в момент захода солнца время остановилось. Казалось, всё живое замерло в ожидании, пока невидимая кисть окрашивала небо магическим градиентом. Этот закат невозможно описать словами, передать фотографиями. Но я его запомнила… 

Назад в цивилизацию 

Чтобы осмыслить полученные впечатления, я отправилась в Мурундаву, что на побережье Индийского океана. Пляж здесь широкий, немноголюдный, с белоснежным песком и возможностью спокойно послушать шум воды. Особенным оказался и отель: стены номера украшены масками, мебель разрисована яркими узорами, и повсюду икебаны из сухих веток и цветов. Настоящий африканский колорит. 
Поскольку Мадагаскар – это французская колония, то и кухня здесь с французским акцентом и некоторыми европейскими традициями. В частности, круассаны и сыры – это часть культуры. Также местная кухня порадовала рисовыми вариациями и зебу (мясом горбатой коровы). Безусловно, очень вкусно готовят лобстеров и креветки, а добавление кокосового молока придаёт блюдам интересный оттенок. 
Спустя несколько дней абсолютного релакса я вернулась в Антананариву, и первым делом гид повёл меня ко дворцу Рува. Это часть масштабного королевского комплекса, построенного для королевы Ранавалоны. 
К сожалению, после пожара в 1995 году дворец до сих пор восстанавливают. Но мы поднялись на вершину, где он расположен, и насладились панорамой большого города. А позже заглянули в магазин камней, охраняемый конвоем. Охрана нужна потому, что в залах выставлены редкие камни: различные драгоценные и полудрагоценные и даже многовековые валуны со следами моллюсков. 
Малагасийцы очень доброжелательны и… прямолинейны. Они охотно фотографируются, но иногда просят за это деньги. В их языке часто встречаются повторы: например, «мура-мура» (медленно), «пири-пири» (перец). Островитяне неспешны, могут целый день сидеть у дороги и наблюдать за туристами. То ли дело малышня: стоит остановиться, как тебя, с криками «Бон-бон, мадам» (дайте конфетку), окружает шумная орава. Некоторые продвинутые говорят «Madam, money». Правда, кроме «бон-бон», я дарила им и тетрадки с карандашами. 
Мадагаскар – это место, где можно любоваться миллиардами звезд и одновременно размышлять о трудностях быта африканских жителей. Это мир удивительных животных и неповторимой природы, опасности и умиротворения. Я привезла с острова плод баобаба, собрала семечки и высадила бонсай. Теперь на моём домашнем подоконнике есть маленький кусочек Мадагаскара. Как напоминание о волшебном путешествии и готовности всегда отозваться, если сердце снова попросит чего-то экстраординарного и экзотического…
Разместил пост на сайте:
Нет комментариев

Оставить комментарий